Энциклопедия русской живописи

Майков Николай Аполлонович

Майков Николай Аполлонович
(1794—1873)

В дворянских семьях России (особенно родовитых) не слишком приветствовались профессиональные занятия детей живописью. Поэтому, когда молодой офицер, сын известного дворянина, Николай Аполлонович Майков, раненный в Бородинском сражении и дошедший с русской армией до Парижа, увлекся художеством, отец категорически выступил против его ухода из армии и поездки в Италию для получения художественного образования.

Правда, тяга Николая Майкова к изобразительному искусству не ослабла. Он занимается живописью самостоятельно, копируя мастеров в музеях и много работая на натуре.

Успех к упорному сыну дворянина приходит достаточно быстро. При этом особенно Н.А. Майков преуспел в росписях церквей и храмов, принимал участие в писании образов для Исаакиевского собора. За участие же в росписях церкви Святой Троицы лейб-гвардейского Измайловского полка Н. Майков по личному указанию императора Николая I получил звание академика. Современники отмечали привлекательный, мощный колорит его полотен.

Интересно, что четыре сына живописца стали известными людьми в искусстве и культурной жизни России XIX века: Аполлон — известным поэтом, Валериан — публицистом и литературным критиком, Владимир — писателем, Леонид — историком русской литературы. Да это и понятно, ибо росли дети в исключительно творческой, художественной среде. Небольшой штрих — с младенчества они готовили различные рукописные журналы, которые иллюстрировал отец.





МАЙКОВ Николай Аполлонович (1794-1873)
Известный исторический живописец Н.А. Майков, отец Aполлона, Валериана и Леонида Майковых, родился 28 августа 1794 года в Петербурге, в дворянской семье. Его отец был потомственным дворянином, некогда служившим директором Императорских театров. Детство Николая Майкова прошло в Петербурге. Ни в детстве, ни в юношеском возрасте он не учился рисовать, не посещал ни академии, и никаких других рисовальных классов, которых тогда, в начале XIX столетия, еще и не было. Он воспитывался в Санкт-Петербургском 2-м кадетском корпусе в то время, когда для дворянина считались приличными только две карьеры: или в военной, или в статской службе. Однако он не успел окончить курса обучения, когда вспыхнула Отечественная война 1812 года. Прямо со школьной скамьи, подобно многим из своих товарищей, Н.А. Майков был по этому случаю преждевременно выпущен офицером и в 18-летнем возрасте попал в действующую армию, в корпус Багратиона. Во время Бородинского сражения неприятельская пуля пробила ему ногу навылет: Майков был уволен для излечения в ярославское поместье своего отца.

Рана в ногу была той случайностью, которая привела Майкова к искусству. Над его постелью висела какая-то картинка; от скуки он начал копировать ее, и был доволен своей работой. Потом он стал рисовать все, что попадалось под руку. По выздоровлении, он отправился опять на службу в армию, преследовавшую Наполеона. Вместе с гусарским полком он прошел Польшу, Германию и Францию до Парижа. И всюду, в городах, в походе, на стоянках, на бивуаках, он рисовал беспрерывно, набрасывая эскизы, портреты сослуживцев, военные сцены и т.д. Естественно, что походная жизнь и охватившая его страсть к рисованию мало ладили между собою. В Париже, в числе первых покупок, он купил масляные краски и мечтал об уединении и артистическом труде. Вместе с одним из своих товарищей Майков задумал тогда уйти в Италию для продолжения своего художественного образования, и тайком готовился в дорогу, как вдруг эта юношеская мечта обрушилась внезапным появлением на какой-то стоянке посыльного от его отца с приглашением вернуться домой.

Повинуясь отцовской воле, Майков возвратился в Россию, вышел в отставку с чином майора и орденом Владимира с бантом за рану и поселился в Москве. Там он весь отдался своей страсти к искусству. Он женился, но и женитьба, и вообще семейная жизнь не только не отвлекали его от искусства - напротив, женившись, он с облегчением переложил все житейские заботы на плечи жены. Его супруга, Евгения Петровна Майкова, урожденная Гусятникова, была не только прекрасной женой и заботливой матерью, но и одаренной художественной натурой, позднее она даже печатала свои повести и стихотворения. Женитьба помогла Н.А. Майкову устроить среди семьи артистическое гнездо, где он провел всю свою долгую жизнь, то теряясь между полотнами, моделями, слепками, гравюрами и картинами, в своей мастерской, то отдыхая за книгой или в кругу семейных лиц. Кo всему другому, кроме интересов искусства в той или другой сфере - он был холоден, относился беспечно, с каким-то простодушным неведением житейских забот.

В дворянских семьях России (особенно родовитых) не слишком приветствовались профессиональные занятия детей живописью. Поэтому, когда молодой офицер, сын известного дворянина, Н.А. Майков, увлекся художеством, отец категорически выступил против его ухода из армии. Но тяга Николая Майкова к изобразительному искусству не ослабла. Он занимается живописью самостоятельно, копируя мастеров в музеях и много работая на натуре. В Москве он копировал картины лучших мастеров, где только их находил. Наконец, однажды, решился послать в Петербург на выставку свой небольшой труд, голову Мадонны, и она была замечена критиками. Вслед за тем, в 1833 году, он переселился туда сам с семьей и продолжал свои труды, в Петербурге и определилась окончательно его артистическая карьера.

Успех к упорному сыну дворянина приходит достаточно быстро. В Петербурге он вскоре обратил на себя внимание любителей искусства, труды его заметил император Николай I. По поручению государя Майков написал ряд образов для церкви Святой Троицы лейб-гвардейского Измайловского полка. За эту работу в 1835 году Н.Майков по личному указанию императора Николая I получил звание академика. Другой, еще более важный высочайший заказ, полученный Майковым, составляли образа для малых иконостасов Исаакиевского собора, над исполнением которых он трудился с 1844 по 1855 год (впоследствии они были признаны неудобными для воспроизведения мозаикой и заменены оригиналами других художников, отчасти переделанными из композиций Майкова).

Занимаясь работами для двух названных храмов и для других церквей в Петербурге, Москве и провинции (иконы "Сошествие Святого Духа", "Богоявление" и "Поклонение волхвов" для малой церкви Зимнего дворца, "Моление о чаше" для подмосковного имения графа С.В. Панина, иконостасы для церквей св. Николая Чудотворца и св. Владимира в Севастополе и т.д.), Н.А. Майков посвящал свой досуг исполнению картин на излюбленные им темы - изображения женских головок и нагих красавиц. Как на образец его произведений в этом роде можно указать на "Отдыхающую купальщицу" в Елагинском дворце, в Петербурге - картину, поражающую теплотой и жизненностью колорита. Майков участвовал также в живописных работах при отделке Мариинского дворца, но более всего в этом роде известны его плафоны и медальоны дверей в роскошном доме княгини Юсуповой на Литейном проспекте, останавливавшие на себе внимание многочисленных русских и иностранных гостей.

Как человек, он был необыкновенно доброй, кроткой души, мягкого характера, любимый в семье, друзьями и всеми, кто только его знал. Он жил, как жили артисты, думая больше всего об искусстве, любя его, занимаясь им, и почти ничем другим. Его дом в Петербурге, на Садовой, 51, превратился в литературный и художественный салон почти сразу после приезда Майкова в столицу. Дом кипел жизнью, людьми, приносившими сюда неистощимое содержание из сферы мысли, науки, искусств. Молодые ученые, музыканты, живописцы, многие литераторы из круга 1830-40 годов - все толпились в необширных, неблестящих, но приютных залах его квартиры, и все, вместе с хозяевами, составляли какую-то братскую семью или школу, где все учились друг у друга, обмениваясь занимавшими тогда русское общество мыслями, новостями науки, искусств. Постоянными посетителями салона Майковых были поэт В.Г. Бенедиктов, И.А. Гончаров (учитель детей Майкова), И.И. Панаев, экономист А.П. Заблоцкий-Десятовский. Здесь перебывала вся русская литература тех лет. Д.В. Григорович вспоминал: "Раз в неделю, вечером, в небольшой, но изящно убранной гостиной Майковых можно было встретить тогдашних корифеев литературы; многие являлись с рукописями и читали свои произведения". В салоне господствовали эстетические интересы - литература, театр, музыка, живопись, издавались рукописные журналы.

Выросшие в столь артистической обстановке дети Майковых быстро приобщались к искусству. Художественная атмосфера родительского дома способствовала формированию духовных интересов его детей. Интересно, что четыре сына живописца стали известными людьми в искусстве и культурной жизни России XIX века: Аполлон (1821-1897) - знаменитым поэтом, Валериан (1823-1847) - публицистом и литературным критиком, Владимир (1826-1885) - писателем, Леонид (1839-1900) - историком русской литературы. Да это и понятно, ибо росли дети в исключительно творческой, художественной среде, с младенчества они готовили различные рукописные журналы, которые иллюстрировал отец. Например, "Подснежник" или альманах "Лунные ночи", куда, в частности, включались первые поэтические пробы юного Аполлона Майкова.

Отец или "старик" Майков, как его обыкновенно называли в его кругу, оставался до гроба служителем искусства. Искусству он принес в жертву жизнь, или, по меньшей мере, свое здоровье, редко и неохотно выходя из полумрака мастерской, мало находясь на воздухе и пренебрегая необходимым для здоровья движением, отчего одряхлел преждевременно, задолго до смерти. Последние два-три года жизни его постигло величайшее для артиста бедствие: он постепенно терял и, наконец, почти совсем лишился зрения. Николай Аполлонович Майков скончался на 79-м году жизни 23 августа 1873 года, после продолжительной болезни, и 27-го августа был похоронен на кладбище Новодевичьего монастыря. Иван Гончаров писал в некрологе: "Нельзя назвать его кончину утратой для искусства, потому что он давно ничего не мог сделать для него; нельзя даже скорбеть о кончине его - не потому, что жизнь его касалась уже крайних своих пределов, а потому, что последние год-два, особенно последние месяцы, были тяжкою, невыносимою для него и близких агонией; но можно и должно помянуть добрым и благодарным словом эту долговременную, полезную, честную и светлую жизнь.

Н.А. Майков был незаурядной личностью. Он не прошел серьезной художественной школы, но колорит его произведений не лишен силы, гармоничен и отличается если не жизненностью, то изящным правдоподобием; в копиях же своих с хороших мастеров он является живописцем добросовестным и более искусным. По словам Панаева, Майков "бросил меч для кисти и палитры". Успешно продвигавшийся по служебной лестнице офицер, вышел в отставку, чтобы отдаться живописи, которую считал своим подлинным призванием и достиг академических лавров. Случайность открыла ему путь к искусству, которому он остался верным до последних дней своей жизни.
Майков Николай Аполлонович (Картины художника):

Олимп. Эскиз плафона - Майков
Олимп. Эскиз плафона
 


   Полезная информация:
   





© 2011. Oleg Grigoryev